"- Ты ненавидишь Америку, да?
- Это так же глупо, как и любить ее, - сказал я. - Я не могу испытывать к ней никаких чувств, потому что недвижимость меня не интересует. Без сомнения, это мой большой минус, но я не могу мыслить в рамках государственных границ. Эти воображаемые линии так же нереальны для меня, как эльфы и гномы. Я не могу представить себе. что эти границы определяют начало или конец чего-то действительно важного для человеческой души. Пороки и добродетели, радость и боль пересекают границы, как им заблагорассудится".

"Сомневаюсь, что на свете когда-либо существовало общество, в котором не было бы сильных молодых людей, жаждущих экспериментировать с убийством, если это не влечет за собой жестокого наказания".

"Если бы нам после этой жизни было суждено прожить еще одну, я бы хотел в ней быть человеком, о котором можно сказать: "Простите его, он не ведает, что творит".

"Она плакала от радости. Действительно от радости? Кто знает? Могу только заверить, что слезы были мокрые и соленые".

"Прилежно учитесь. Будьте во всем первыми. Держите тело в чистоте и в силе. Держите свое мнение при себе".

" - Знаете, человек, который так долго был связан с театром, как я, должен точно знать, когда герою следует уйти со сцены, если он действительно герой. - Я хрустнул пальцами. - Так провалилась вся пьеса "Государство двоих", обо мне и Хельге. Я не включил в нее великолепную сцену самоубийства.
- Я не люблю самоубийств, - сказал Виртанен.
- Я люблю форму. Я люблю, когда в пьесе есть начало, середина и конец, и если возможно, и мораль тоже".

"Представьте себе, что в один прекрасный день я мог бы в трансе выскочить на мирную улицу со смертоносным оружием в руках. Но пошло бы это убийство на пользу миру или нет - вопрос слепой удачи".

"Плагиат - одно из самых безобидных преступлений. Какой вред от переписывания того. что уже было написано? Истинная оригинальность - вот тяжкое преступление, просто влекущее за собой необычно жестокое наказание, вплоть до coup de grâce".

"Я никогда не встречал такого наглядного примера тоталитарного мышления, мышления, которое можно уподобить системе шестеренок с беспорядочно
отпиленными зубьями. Такая кривозубая мыслящая машина, приводимая в движение стандартными или нестандартными внутренними побуждениями, вращается
толчками, с диким бессмысленным скрежетом, как какие-то адские часы с кукушкой.
Самое страшное в классическом тоталитарном мышлении то, что каждая из таких шестеренок, сколько бы зубьев у нее ни было спилено, имеет участки с целыми зубьями, которые точно отлажены и безупречно обработаны.
Поэтому адские часы с кукушкой идут правильно в течение восьми минут и тридцати секунд, потом убегают на четырнадцать минут, снова правильно идут шесть секунд, убегают на две секунды, правильно идут два часа и одну секунду, а затем убегают на год вперед.
Недостающие зубья - это простые очевидные истины, в большинстве случаев доступные и понятные даже десятилетнему ребенку. Умышленно отпилены некоторые зубья - система умышленно действует без некоторых очевидных кусков информации".

Глава сорок первая
ХИМИКАЛИИ


От Эмпайр Стейт Билдинг я пошел к центру. Я шел пешком в Гринвич Вилледж, туда, где некогда был мой дом, наш с Рези и Крафтом дом.
Всю дорогу я курил сигареты и стал воображать себя светлячком.
Я встречал много других таких же светлячков. Иногда я первым подавал им приветственный красный сигнал, иногда они. Я все дальше и дальше уходил от подобного морскому прибою рокота и северного сияния огней сердца города.
Время было позднее. Теперь я ловил сигналы светлячков-сотоварищей, захваченных в ловушки верхних этажей.
Где-то, как наемный плакальщик, выла сирена.
Когда я наконец подошел к зданию, к своему дому, все окна были темны, кроме одного - окна в квартире молодого доктора Абрахама Эпштейна.
Он тоже был светлячком. Он просигналил, и я просигналил в ответ.
Где-то завели мотоцикл, будто разорвалась хлопушка.
Черная кошка перебежала мне дорогу перед входной дверью.
В парадном тоже было темно. Выключатель был испорчен. Я зажег спичку и увидел, что все почтовые ящики взломаны.
В темноте в неверном свете спички погнутые и пробитые дверцы почтовых ящиков напоминали двери тюремных камер в каком-то сожженном городе. Моя спичка привлекла внимание дежурного полицейского. Он был молодой и унылый.
- Что Вы тут делаете? - спросил он.
- Я здесь живу, это мой дом.
- У Вас есть документы?
Я показал ему какой-то документ и сказал, что живу в мансарде.
- Так это из-за вас все эти неприятности? - Он не упрекал меня, ему было просто интересно.
- Если хотите.
- Удивляюсь, что вы вернулись сюда.
- Я скоро снова уйду.
- Я не могу приказывать вам уйти. Я просто удивляюсь, что вы вернулись.
- Я могу подняться к себе?
- Это ваш дом. Никто не может вам запретить.
- Благодарю вас.
- Не благодарите меня. У нас свободная страна, и все одинаково находятся под защитой. - Он сказал это доброжелательно. Он давал мне урок гражданского права.
- Вот так и нужно управлять страной, - сказал я.
- Не знаю, смеетесь ли вы надо мной или нет, но это правда, - сказал полицейский.
- Я не смеюсь над вами, клянусь, что нет. - Мое клятвенное уверение удовлетворило его.
- Мой отец был убит на Иводзима.
- Сочувствую.
- Полагаю, что там погибли хорошие люди и с той, и с другой стороны.
- Думаю, что правда.
- Думаете, что будет еще одна?
- Что - еще одна?
- Еще одна война.
- Да, - сказал я.
- Я тоже так думаю, - сказал он. - Разве это не ад?
- Вы нашли верное слово, - сказал я.
- Что может сделать один человек?
- Каждый делает какую-то малость, - сказал я. - Вот и все.
Он тяжело вздохнул.
- И все это складывается. Люди не понимают. - Он покачал головой. - Что люди должны делать?
- Подчиняться законам, - сказал я.
- Они не хотят даже и этого делать, половина во всяком случае. Я такое вижу, люди такое мне рассказывают. Иногда я просто падаю духом.
- Это с каждым бывает, - сказал я.
- Я думаю, это частично от химии, - сказал он.
- Что - это?
- Плохое настроение. Разве не обнаружено, что это часто бывает из-за химических препаратов?
- Не знаю.
- Я об этом читал. Это одно и открытий.
- Очень интересно.
- Человеку дают какие-то химикалии, и он сходит с ума. Вот над чем они работают. Может быть, все из-за химии.
- Вполне возможно.
- Может быть, это разные химикалии, которые люди едят в разных странах, заставляют их в разное время действовать по-разному.
- Я никогда раньше об этом не думал, - сказал я.
- Иначе почему люди так меняются? Мой брат был там, в Японии, и говорит, что японцы - приятнейшие люди, каких он когда-либо встречал, а ведь это японцы убили нашего отца! Вдумайтесь в это!
- Ладно.
- Это точно химикалии, верно ведь?
- Наверное, вы правы.
- Я уверен. Подумайте об этом хорошенько.
- Ладно.
- Я все время думаю о химикалиях. Иногда мне кажется, что мне снова надо пойти в школу и выяснить досконально все, что открыли насчет химикалиев.
- Думаю, вам так и надо поступить.
- Может быть, когда о химикалиях узнают еще больше - не будет ни полицейских, ни войн, ни сумасшедших домов, ни разводов, ни малолетних преступников, ни пьяниц, ни падших женщин, ничего такого.
- Это было бы прекрасно, - сказал я.
- Думаю, это возможно.
- Я вам верю.
- На этом пути сейчас нет ничего невозможного, надо только работать - найти деньги, найти самых способных людей, создать четкую программу - и работать.
- Я - за, - сказал я.
- Посмотрите, как некоторые женщины просто сходят с ума каждый месяц. Выделяются какие-то химические вещества, и женщина уже не может вести себя иначе. Иногда после родов начинает выделяться какое-то химическое вещество, и женщина даже может убить ребенка. Это случилось в одном из соседних домов как раз на прошлой неделе.
- Какой ужас, - сказал я. - Я и не слышал.
- Самое противоестественное, что может сделать женщина, это убить собственного ребенка, но она это сделала. Какая-то химия в крови заставила ее поступить так, хотя она вовсе этого не хотела.
- Гм... гм, - сказал я.
- Хотите знать, что случилось с миром, - сказал он. - Химия - вот в чем собака зарыта.

"Дорогие друзья! Как человек, имеющий большой опыт в индивидуальной и общественной жизни, и используя опыт реальных людей в реальных жизненных ситуациях, я сомневаюсь, что какие-либо игры могут подготовить ребенка даже на одну миллионную к тем зуботычинам, которые ждут его в жизни. Я убежден, что ребенок должен начинать знакомиться с реальными людьми и реальным обществом по возможности с момента рождения. И только в случае, если по каким-то причинам это невозможно, стоит использовать игрушки.
Но не такие спокойные, приятные, приглаженные, простые в обращении, как в вашей брошюре, друзья. В этих игрушках не должно быть ничего гармоничного, чтобы дети не выросли в ожидании спокойствия и порядка и не были потом съедены заживо.
Что касается подавления детской агрессивности, то я против этого. Им понадобится вся их агрессивность, которую они могут накопить, чтобы полностью высвободить ее во взрослом состоянии. Назовите хоть одного великого человека в истории, который бы не бурлил и не кипел в детстве, как котел с закрытым предохранительным клапаном.
Позвольте мне сказать, что дети, вверенные моему попечению в среднем 25 часов в неделю, вовсе не расслабляются за те 45 часов, которые они проводят с родителями. Они не играют в Ноев Ковчег с вырезанными из дерева животными, уж поверьте мне. Они все время шпионят за реальными взрослыми, пытаясь понять, за что они борются, чего они алчут и как они удовлетворяют свою алчность, почему и как они лгут, что сводит их с ума, каковы их безумства и так далее.
Не могу предсказать,в какой именно области эти мои воспитанники преуспеют, но гарантирую им всем без исключения успех в любом цивилизованном обществе.
Ваш сторонник реалистической педагогики
Говард У. Кэмпбэлл-младший".


"Итак, я скоро снова буду свободным человеком и смогу отправляться, куда захочу.
Эта перспектива вызывает у меня тошноту.
Я думаю, что сегодня ночью я должен повесить Говарда У. Кемпбэлла-младшего за преступления против самого себя.
Я знаю, что сегодня та самая ночь.
Говорят, что человек, которого вешают, слышит великолепную музыку. К сожалению, у меня, как и у моего отца, в отличие от моей музыкальной матери, совершенно нет слуха. Все-таки я надеюсь, что мелодия, которую я услышу, не будет "Белым Рождеством" Бинга Кросби.
Прощай, жестокий мир!
Auf Wiedersehen?"

@темы: Цитаты, Литература, Курт Воннегут